Краткая история
смартфонов

Написал этот текст ради спора, стало жалко, пусть тут полежит. На безупречную историчность не претендует.

Первый КПК — умная записная книжка без телефона — появился аж в 93-ем, это был Apple Newton. Главная фича — распознование рукописного ввода (печатных букв) стилусом.
Он провалился, а закрытие проекта стало одним из первых распоряжений Джобса после легендарного возвращения в Apple. В успех КПК на тот момент мало кто верил.

В конце 90-х случился Palm — почти что клон Newton — и его период относительного успеха. Суммарные продажи всех моделей всех лет: около 5 миллионов. Не мало, но и не так много, как некоторые считают.
Для сравнения: на 2015 год айфонов продалось примерно 850 млн.

Распространено мнение, что эти девайсы опередили свое время. Мне кажется, дело не в этом. Они никогда не пытались быть тем, чем стали для нас современные смартфоны — и дело не только в производительности. Первоначальная аудитория КПК — бизнес, топ-менеджеры, преимущественно технических компаний, а основная задача — частичная замена секретаря и записной книжки. КПК изначально целились в очень узкий рынок, дорого стоили, мало умели и даже этой аудитории, как показало время, нужно было совсем другое.

До появления iPhone место Palm заняли RIM, Nokia, HP, HTC, Toshiba и другие.

Эволюция разделилась на три ветки:

  • КПК — Карманная записная книжка, со временем ставшая карманным компьютером. Без телефона.
  • Коммуникаторы — КПК с телефоном. Несколько лет они существовали параллельно, но рынок проголосовал против КПК. Практически все коммуникаторы бегали на мобильной Windows, для которой написали много приложений и даже игр.
  • Фичерфоны и Смартфоны от RIM и Nokia. Технически они аналогичны коммуникаторам, разве что внутри имели свою ОС. Но смешивать их с коммуникаторами — большая ошибка. Ниже объясню почему.

К 2007-ому году, когда появился первый айфон, КПК уже отходили в историю, балом правили смартфоны (тогда еще, кажется, так не называвшиеся) и коммуникаторы. При этом в коммуникаторах по-прежнему были стилусы и экраны, не предразначенные для пальцев.
Одна из интересных моделей 2007-ого года: Toshiba g900. Она была не самой популярной (хотя весьма), но определенно самой показательной: тяжелый, жирный клавиатурный слайдер с топовыми на тот момент техническими характеристиками. Такой телефон невозможно представить у топ-менеджера: он бы оттягивал полы пиджака и стягивал брюки.
Стало очевидно, что рынок, в который метил Palm, оказался упущен: вместо бизнеса коммуникаторы стали покупать гики, айтишники, любители техноновинок.

Бизнес, в свою очередь, предпочел фичер- и смарт-фоны. Идея «дорогой телефон с функциями» оказалась понятнее и доступнее, чем «Карманный компьютер с телефоном».
В США царствовал RIM с Blackberry: клавиатурными смартфонами с защитой связи и встроенным мессенджером. В Европе — Nokia (там, впрочем, смартфоны продавались хуже, чем в США — в основном простые звонилки).

Итак, картина 2007 года была ясна, а видимый рынок четко поделен между Коммуникаторами для гиков и Смартфонами для бизнеса.
Новому устройству в нем не было места.

И поэтому айфон имел с ними мало общего: он не был ни развитием идей Newtone, ни эволюцией Palm, ни конкурентом для коммуникаторов.

Он намеренно дистанцировался как от гиков, так и от бизнеса. На первый айфон нельзя было даже поставить приложение.
В основе лежала простая идея совместить звонилку с браузером и айподом — о большем речь не шла.
Но главное, это целевая аудитория: айфон изначально делался для всех. Он дорого стоил, мало умел, но целился не в Гика, а в его сестру, не в Бизнес, а в его подчиненных.

Это был огромный риск: «все» никогда не покупали коммуникаторы и смартфоны. Показательно, что на первой презентации Джобс заявил амбицию на 1% рынка мобильных телефонов. Всего 1%. Но от всех мобилок, не только смартфонов.
А ценой такого позиционирования стали косые взгляды со стороны бизнеса и откровенная ненависить гиков: вот мол выскочки, сделали гламурный камень, наш Toshiba ему фору дает и стоит дешевле.
Бизнес скептично комментировал отсутствие защиты и клавиатуры — можно найти интервью, кажется, топов RIM, которые в голос ржут над этим «недотелефоном» и пророчат ему провал.
Смеялись и над идеей тыкать в экран пальцами — стилус ведь точнее и удобнее, говорили гики. Клавиатура ведь быстрее и надежнее — говорил бизнес. Надо заметить, айфон был первым девайсом с емкостным тачскрином без рамки и защищенным стеклом с олеофобным покрытием, то есть первым, в который можно было тыкать пальцем.

Надо упомянуть, что к 2007 у Apple была история десятков лет неудач и падений. И ни одного успешного продукта, кроме айпода. Apple 2007 года и Apple 2016 — как насекомое и Чак Норис.
Тогда, сразу после презентации, в айфон мало кто верил. Практически вся традиционная техно-пресса отнеслась к нему скептически. Не только печально известный Муртазин — но и почти все его коллеги.

И поэтому следующие пару лет производители старой гвардии продолжали выпускать коммуникаторы со стилусом и резистивным экраном. Некоторым хватало наглости позиционировать их как «убийцу айфона» — к тому моменту стало очевидно, что айфон хорошо продается, но производители все еще не понимали почему.
Microsoft, поставлявший ОС для 99% коммуникаторов, среагировал медленно и глупо, выпустив наспех сляпанную и откровенно отвратительную «тач-ориентированную» версию своей ОС. Ее недостатки тогда уже опомнившиеся прозводители пытались компенсировать своими «оболочками» — это была краткая эра расцвета по-настоящему разнообразных интерфейсов. Сейчас сложно представить что-то отличное от значков приложений на главном экране, но тогда это было реальностью. А почивший в истории интерфейс от HTC, представлявший собой горизонтальную карусель из 4-х мерных экранов-виджетов (каждый прокручивался по вертикали), мне жалко до сих пор.
RIM продолжал клепать клавиатурные звонилки, а спустя несколько лет и пару неудачных экспериментов с тачскрином, окончательно потерял рынок.
Первым опомнился Samsung со своим Galaxy S — это первый андроид-смартфон, получившийся таким, какими мы их знаем сейчас: без клавиатур, без лишних кнопок и клитор-«роликов» (с ними экспериментировал HTC). Некоторые консервативные гики, приверженцы старых КПК, клеймили его клоном айфона (причем «айфон» было ругательством, как «клон говна»), ведь на общем фоне он отличался минималистичным корпусом. Но именно с него начался экспансивный рост Самсунга на рынке смартфонов.

В заключении стоит оценить прозорливость Рубина — автора Андроида — который до презентации Джобса делал классический клавитурный смартфон без тачскрина и планировал конкурировать с RIM.
Ему хватило одной демонстрации, чтобы оценить потенциал нового продукта и кардинально поменять концепцию своего. Наверняка это стоило ему немалой крови в борьбе с начальством и подчиненными.

Мне же потребовалось четыре года, чтобы отречься от мнения «айфон для блондинок» и решиться попробовать.